понедельник, 7 мая 2018 г.

Памятник архиепископу-хирургу

Священнослужитель с книгой по хирургии в руках, написанной им самим по собственной врачебной практике? Оксюморон, да?
Тем не менее, сегодня обнаружил неизвестный интернету памятник этому уникальному человеку в главном корпусе областной клинической больницы им.Семашко.

Архиепи́скоп Лука́ (в миру Валенти́н Фе́ликсович Во́йно-Ясене́цкий; 27 апреля 1877, Керчь, Таврическая губерния — 11 июня 1961, Симферополь) — епископ Русской православной церкви, с апреля 1946 года — архиепископ Симферопольский и Крымский, российский и советский хирург, учёный, автор трудов по анестезиологии и гнойной хирургии, доктор медицинских наук, профессор; духовный писатель, доктор богословия (1959). Лауреат Сталинской премии первой степени (1946).


Архиепископ Лука стал жертвой репрессий и провёл в ссылке в общей сложности 11 лет. Реабилитирован в апреле 2000 года. Украинская православная церковь причислила архиепископа Луку к лику святых 22 ноября 1995 года.

30 мая 1948 года на торжественном богослужении по случаю 25-летия своего архиерейского служения архиепископ Лука проповедовал на тему «Наука и религия», где сослался на Коперника, Пастера, Павлова и других верующих учёных, и добавил от себя: «Наука без религии — небо без солнца. А наука, облачённая светом, — это вдохновенная мысль, пронизывающая ярким светом тьму этого мира».

Написал двухтомный трактат, где попытался обосновывать единство науки и религии. Утверждал, что открытия, сделанные в конце XIX — начале XX века, доказывают неисчерпаемость наших представлений о жизни и позволяют пересмотреть многие идеи естествознания. В первом — «Дух, душа и тело» — он рассматривал движения, соединения и свойства элементарных частиц в человеческом организме, обосновывая, что они могут составлять человеческую душу:

Невидимая глазом часть солнечного спектра составляет 34 %. И только весьма незначительная часть из этих 34 % — ультракрасные, ультрафиолетовые, инфракрасные лучи — исследована, и поняты те формы, которые лежат в их основе. Но что можно возразить против предположения, даже уверенности в том, что за многочисленными фраунгоферовыми линиями скрывается много тайн, неведомых нам форм энергии, может быть, ещё более тонких, чем электрическая энергия?
— "Дух, душа и тело"


Родился в Керчи, в семье провизора Феликса Станиславовича Войно-Ясенецкого и Марии Дмитриевны Войно-Ясенецкой. Был четвёртым из пятерых детей. Принадлежал к древнему и знатному, но обедневшему белорусскому полонизированному дворянскому роду Войно-Ясенецких. Дед его держал мельницу в Сенненском уезде Могилёвской губернии, жил в курной избе и ходил в лаптях. Отец, Феликс Станиславович, получив образование провизора, открыл свою аптеку в Керчи, но владел ею только два года, после чего стал служащим транспортного общества.

В 1889 году семья переехала в Киев, где Валентин окончил Киевскую 2-ю гимназию (1896) и художественную школу.

После окончания гимназии стал перед выбором жизненного пути между медициной и рисованием. Подал документы в Академию Художеств, но, поколебавшись, решил выбрать медицину как более полезную обществу. Пытался поступить в Киевский университет на медицинский факультет, но не прошёл. Получив предложение обучаться на естественном факультете, отдавая предпочтение гуманитарным наукам (не любил биологию и химию), он выбрал юридический. Проучившись год, покинул университет. Брал уроки живописи в частной школе профессора Книрра (Мюнхен). Вернувшись в Киев, рисовал с натуры обывателей. Наблюдая нищету, бедность, болезни и страдания простолюдинов, принял окончательное решение стать врачом, чтобы приносить пользу обществу.

В 1898 году стал студентом медицинского факультета Киевского университета. Учился прекрасно, был старостой группы, особенно преуспевал в изучении анатомии: «Умение весьма тонко рисовать и моя любовь к форме перешли в любовь к анатомии… Из неудавшегося художника я стал художником в анатомии и хирургии». После выпускных экзаменов, ко всеобщему удивлению, заявил о намерении стать земским врачом: «Я изучал медицину с исключительной целью: быть всю жизнь земским, мужицким врачом».

Устроился работать в Киевский медицинский госпиталь Красного Креста, в составе которого в 1904 году отправился на Русско-Японскую войну. Работал в эвакуационном госпитале в Чите, заведовал хирургическим отделением и получил большую практику, делая крупные операции на костях, суставах и черепе. Многие раны на третий—пятый день покрывались гноем, а на медицинском факультете отсутствовало само понятие гнойной хирургии. Кроме того, в тогдашней России не было понятий обезболивания и анестезиологии.

После недолгого пребывания в губернском городе Симбирск Валентин Феликсович устроился земским врачом в уездный город Ардатов. В крошечной больнице, персонал которой состоял из заведующего и фельдшера, Валентин Феликсович трудился по 14—16 часов в сутки, сочетая универсальную врачебную работу с организационно-профилактическими работами в земстве.

В Ардатове молодой хирург столкнулся с опасностями применения наркоза и задумался о возможности применения местной анестезии. Прочёл только что вышедшую книгу немецкого хирурга Генриха Брауна «Местная анестезия, её научное обоснование и практические применения».

Достижения в медицине
В хирургии
Основная статья: Очерки гнойной хирургии
Монография святителя «Очерки гнойной хирургии» стала настольной книгой врачей. До эпохи антибиотиков, когда не было другой возможности бороться с гноем, кроме хирургической, любой молодой хирург, имея эту книгу, мог осуществлять операции в тяжёлых условиях провинциальной больницы. Даже не зная, что книга написана епископом, нельзя не заметить, что её писал человек, с большой любовью относящийся к больным. В ней есть такие строки: «Приступая к операции, надо иметь в виду не только брюшную полость, а всего больного человека, который, к сожалению, так часто у врачей именуется „случаем“. Человек в смертельной тоске и страхе, сердце у него трепещет не только в прямом, но и в переносном смысле. Поэтому не только выполните весьма важную задачу подкрепить сердце камфарой или дигаленом, но позаботьтесь о том, чтобы избавить его от тяжёлой психической травмы: вида операционного стола, разложенных инструментов, людей в белых халатах, масках, резиновых перчатках — усыпите его вне операционной. Позаботьтесь о согревании его во время операции, ибо это чрезвычайно важно».

Работы профессора Войно-Ясенецкого всё ещё не систематизированы. Современные авторы ограничиваются преимущественно краткими оценками его роли в гнойной хирургии. К 1917 году Войно-Ясенецкий предстаёт сложившимся, опытным хирургом, организатором здравоохранения и педагогом, широко оперировавшим больных с заболеваниями жёлчных путей, желудка и других органов брюшной полости. С успехом работал в таких областях хирургии, как нейрохирургия и ортопедия. Это был учёный, готовый к крупным и объективным исследованиям и анализу. Прочтение работ Войно-Ясенецкого призывает объективно констатировать те современные хирургические области и направления, в которых он представлен как известным, так и ещё не раскрытым современным исследователям, а именно: теория клинического диагноза, медицинская психология и деонтология, хирургия (включая общую, абдоминальную, торакальную, урологию, ортопедию и другие разделы), военно-полевая хирургия и анестезиология, организация здравоохранения и социальная гигиена.

В анестезиологии
Валентин Войно-Ясенецкий сделал большой вклад в анестезиологию. В 1915 году в Петрограде вышла первая его монография «Регионарная анестезия». В 1916 году он успешно защитил докторскую диссертацию «О регионарной анестезии второй ветви тройничного нерва».

О практической значимости метода регионарной анестезии (синоним «проводниковая анестезия») в развитии отечественной медицины он писал в приложении к «Очеркам гнойной хирургии»:

« …значительное большинство смертей, обусловленных применением хлороформа и эфира, зависит от неумелого или недостаточно осторожного применения этих средств, а сельский врач в большинстве случаев вынужден поручать ведение наркоза фельдшеру или акушерке, редко имеющим необходимые теоретические сведения и достаточный навык в этом ответственном деле. […] Поэтому те способы местной анестезии, которые дают врачу возможность всецело сосредоточиться на операции, имеют огромное значение для начинающего. По моему глубокому убеждению, широкое ознакомление врачей с этими способами составляет одно из важнейших условий процветания и развития хирургии на селе. »

Источники:
Википедия







P.S. Связи с больницей Семашко установить так и не удалось. Также неизвестно, кто и когда установил этот памятник. Сотрудники в основном ходят через другие входы, никто о нём не знает.

UPDATE:
В отличие от этого памятника в больнице Семашко, в интернет есть многочисленная информация о памятнике в бронзе работы Ивана Лукина, который был будет (!!!) установлен на проспекте Гагарина возле здания Нижегородской медицинской академии. Памятник изображает святителя-хирурга в архиерейском облачении, с книгой по хирургии в руках.

Проверил сегодня (15-05-2018) - нет там никакого памятника. И никто из сотрудников никогда об этом не слышал.


Материалы с сайта Нижегородской епархии:
Храм планируется построить рядом с памятником врачам-участникам Великой Отечественной войны. Как сообщил протоиерей Игорь Покровский, он будет однопрестольным, рассчитанным на сто человек.

Бронзовый памятник архиепископу Луке выполнит нижегородский скульптор Иван Лукин. Он уже не в первый раз сотрудничает с Нижегородской епархией. Самые известные его работы - ангел на крыше Нижегородской Духовной Семинарии и памятник Патриарху Никону в селе Вельдеманово.

Строительство храма и установку памятника планируется закончить в октябре 2007 года.

28 марта 2007 г

Памятник выполнит нижегородский скульптор Иван Лукин. Он уже не в первый раз сотрудничает с Нижегородской епархией. Самые известные его работы — ангел на крыше Нижегородской Духовной Семинарии и памятник Патриарху Никону в селе Вельдеманове.

30 июля 2007 г.

В Нижегородской епархии начался сбор средств на изготовление бронзового памятника архиепископу Луке (Войно-Ясенецкому), который планируется установить возле здания Нижегородской медицинской академии на проспекте Гагарина.
Параллельно с изготовлением памятника обсуждается вопрос о строительстве храма в честь святителя Луки, который также будет установлен рядом с Медицинской академией.

Напомним, что решение построить возле Медицинской академии храм и установить памятник архиепископу Луке (Войно-Ясенецкому) было озвучено на рабочем совещании руководства НМА и Нижегородской епархии 26 марта 2007 года.

Строительство храма осуществится совместными усилиями Нижегородской епархии и Нижегородской медицинской академии.

27 марта 2008 г.

Видимо, собирались-собирались, да так и не собрались)))
А по всему интернету намерения растиражированы.

А в больнице Семашко стоит всего лишь макет памятника:

Скульптор Иван Лукин
возле макета памятника
архиепископу Луке
фото с pravoslavie.ru