четверг, 8 октября 2015 г.

Чайная "Столбы"

Дом на улице Кожевенной, 11, выстроенный в 30-е годы XIX века по проекту тогдашнего виднейшего архитектора Георга Кизеветтера, примечателен не только как памятник гражданской архитектуры. Он связан с необычным мероприятием Сироткина, Бугрова и Горького - организацией клуба для босяков.
В январе 1837 года купец первой гильдии Федор Переплетчиков с женой и братом обратились в Нижегородский строительный комитет с просьбой о возведении на Живоносновской (сейчас Кожевенной) улице трехэтажного "на погребах" дома с двумя флигелями по сторонам. Проект разработал Георг Кизеветтер, но без сметы, так как владельцы желали возвести строение собственным "иждивением" и рабочими. 26 марта 1838 года проект был (со второго раза) утвержден Николаем I, предписавшим: "Кизеветтеру объявить монаршее удовольствие за красоту его фасада".

На ризалитном центральном выступе цокольного этажа покоились шесть охватывавших верхние этажи колонны. Квадровая рустовка и меандровый межэтажный пояс служили объединяющим декоративно-художественным элементом фасада.

Летом 1838 года строительство началось. На исходе следующего года дом значился в числе возведенных, хотя "наружная и внутренняя отделка" еще продолжались.

16 мая 1844 года был пожар. Межэтажные балки треснули, но здание было восстановлено Г. Кизеветтером по прежнему фасаду. В 1845 году Переплетчиков передал особняк с флигелями городу. Там был устроен постоялый двор, а лавки в здании сдавались внаем.

В 1901 году дом после очередного пожара приобрел Д. В. Сироткин и предложил Горькому устроить для безработных дневное пристанище, знаменитые «Столбы». Деньги на устройство были выделены думой и известным благотворителем Н. А. Бугровым.

По инициативе Максима Горького в здании на улице Кожевенной, 11 открылась чайная - клуб для бедноты, ютящейся по ночлежкам нижегородского "дна" - в так называемой "Миллиошке". Последняя как раз охватывала близлежащие территории. Здесь находили себе место те, которых обыватели презрительно навали "золотой ротой": босяки, безработные, проститутки.

По мысли писателя Горького, культурная чайная должна была вырвать "золоторотцев" из кабалы трактирщиков. "Мы сняли помещение, где люди могли сидеть в тепле, - писал он в очерке "Н.А. Бугров", - давали им порцию чая за две копейки, фунт хлеба, организовали маленькую библиотеку, поставили пианино и устраивали в праздничные дни концерты, литературные чтения. Наше пристанище помещалось в доме с колоннами, его прозвали "Столбы", оно с утра до вечера было набито людьми, а "босяки" чувствовали себя подлинными хозяевами его, сами строго следили за чистотой и порядком".

17 февраля 1902 года в "Столбах" состоялось первое "чтение": был прочитан очерк о докторе Гаазе. В здании собралось 420 слушателей, из которых половине пришлось за неимением места в помещении стоять на улице. В дальнейшем эти чтения превратились в литературно-концертные "утренники", на которых местные артисты читали стихи и отрывки из произведений Пушкина, Толстого, Тургенева и других великих писателей. В читальне "Столбы" посетителям выдавали также газеты прогрессивного направления и журналы.

Всего за первый год работы чайной ее "утренники" посетило 12 тысяч человек. Кроме того, 24 марта 1902 года при заведении была открыта бесплатная амбулатория, которую в первые же два месяца удостоили своим присутствием 1600 человек.

Не долго пришлось радоваться "босякам" своему "приюту". Уже в 1904 году чайная "Столбы" была закрыта.

В начале XX века дом на улице Кожевенной, 11 принадлежал Василию Постникову. В 1910 году он решил провести его ремонт, а между своей лавкой и архитектурным зданием построил вставку под номером 10/13 по переулку Кожевенному. Проект заказал Н.М. Вешнякову. В ходе работ купец предложил возвести над зданием вместо двухскатной кровли мансарду. Архитектор создал этот новый фасад, который был утвержден 6 октября 1910 года. Возможно, благополучное состояние дома и стало причиной перенесения сюда с ярмарки Музея по борьбе с пьянством. Его экспонаты, находясь в надежных руках, радовали глаз заходящей сюда публики.

Проводилась и пояснительная работа с посетителями на антиалкогольную тему.

Послереволюционное время здание пережило, как и вся страна, погрузившись в пучину классовой борьбы. Сейчас уже трудно сказать, что именно находилось здесь после 1917 года. Первое время, по-видимому, дом удостоился чести принять у себя пролетарские власти. Во время Великой Отечественной войны строение также не избежало "оборонительных перипетий", служа нуждам армии.

Современный вид здания не соответствует первоначальному облику из-за многих позднейших повреждений и искажений при ремонтах. И все же дому повезло куда больше, чем некоторым его соседям. Конечно, это уже не тот красавец, каким он был в XIX веке, но все-таки его изящный фасад по-прежнему смотрится прилично. Только историко-культурного наследия в здании, за исключением его интерьеров, давно нет. Остались здесь почти одни строительные фирмы.

Источники:
oldnn.info
wikipedia.org