понедельник, 21 сентября 2015 г.

Вдовий дом имени Блиновых и Бугровых

Полное название – Нижегородский городской общественный имени Блиновых и Бугровых Вдовий дом.
Одно из крупнейших благотворительных учреждений Нижнего Новгорода XIX – начала ХХ века.
На пьедестале памятника Бугрову, что установлен 25 декабря 2014 года прямо перед зданием на площади Лядова, изображён крупнее всего - в самом низу.

Отгадка на Загадку №40: Я Люблю Красный Кирпич.
Предназначался для постоянного проживания неимущих вдов с малолетними детьми. Построен и содержался на деньги предпринимателей Николая Бугрова, братьев Николая и Аристарха Блиновых. Основатели дома были родственниками: сестра Николая Бугрова с редким старообрядческим именем Еннафа вышла замуж за Николая Блинова.

Будучи депутатом городской думы, на одном из заседаний Николай Бугров попросил у думы участок городской земли под строительство Вдовьего дома.
Инициативу Бугрова одобрили, на участке площадью 0,6 га в 1887 году на личные средства купца и был построен Вдовий дом. Об этом пожертвовании нижегородский губернатор Николай Баранов доложил царю Александру III: «Купец 1-й гильдии Бугров на собственный счет выстроил дом… для безвозмездного помещения вдов с малолетними детьми. Стоимость постройки – до 200 тыс. руб.» (Из Всеподданнейшего отчета по Нижегородской губернии за 1886 год).

Это каменное четырехэтажное (вместе с полуподвальным этажом) здание было возведено по проекту архитектора Николая Фрёлиха напротив Крестовоздвиженского монастыря в конце Большой Покровской улицы – главной улицы Нижнего Новгорода (ныне площадь Лядова, дом 2, студенческое общежитие Нижегородского технического университета).

Входы в цокольные помещения со стороны Белинской улицы


Центральный вход









Вдовий дом содержался на проценты с пожертвования братьев Блиновых, которые внесли в банк 65 тыс. руб. Для этих же целей Бугров сдавал в аренду усадьбу в центре Нижнего Новгорода, вначале под расквартирование войск, позже под торговые помещения. Весь доход (8–10 тыс. руб. в год) шел на нужды Вдовьего дома.

По уставу заведения к проживанию во Вдовьем доме допускались вдовы, оставшиеся по смерти мужей с малолетними детьми (не менее двоих) и не имеющие средств к существованию. Возраст детей при заселении не должен был превышать 12 лет.

Каждая семья бесплатно пользовалась отдельной квартирой с отоплением, освещением, а также общественными кухнями, баней и прачечной. Дети получали образование и медицинскую помощь.

Обеспечивать пропитание своих семей женщины должны были самостоятельно. Городская дума предоставляла надомную оплачиваемую работу: пошив одеял, белья и одежды для городских больниц, стирка белья, вязание носков, завертывание конфет. Кроме того, вдовы занимались уборкой помещений в частных домах и общественных заведениях – школах, больницах, богадельнях.

Бегущая вдова)
Вдовий дом состоял из 160 одно- и двухкомнатных квартир. При заведении постоянно жили врач и фельдшер, одно из помещений было оборудовано под больничную палату. На отдельных площадях размещались учебные классы, контора. Пять квартир предназначались для обслуживающего персонала. В остальных жили вдовы с детьми.

Во Вдовьем доме в разные годы проживало 110–200 вдов и от 300 до 520 детей. Устав заведения требовал, чтобы жильцы содержали квартиры в постоянной чистоте, по очереди убирали коридоры, докладывали смотрителю дома о своих отлучках «каждый раз при выходе из Дома и по возвращении в оный». Возвращаться разрешалось не позднее 21 часа, а детей надлежало оставлять под присмотром соседок. Проживающим и их посетителям следовало держать себя «чинно, не допуская крика, песен, пляски, музыки, курения табаку и употребления всякого рода спиртных напитков», жить «в мире и согласии, честно, скромно и целомудренно, отнюдь не дозволяя между собою ссор и раздоров». Поскольку во Вдовий дом принимались только лица православного исповедания, то отмечалось, что постояльцы должны соблюдать посты.

Учреждение находилось в ведении Нижегородской городской думы. Дума каждые четыре года избирала возглавляемый городским головой комитет из шести человек, который на общественных началах руководил Вдовьим домом. В комитет входили представители Бугровых и Блиновых, а также благотворители, сделавшие крупные пожертвования в пользу заведения. Комитет решал вопросы приема вдов с детьми, занимался проверкой приходо-расходных ведомостей и отчетов, составлением смет на содержание и ремонт заведения. Преимущество при принятии во Вдовий дом давалось беднейшим вдовам, «у которых детей более числом и менее возрастом».

Вдовий дом на протяжении 30 лет поддерживали богатые нижегородцы. Душеприказчики мещанской вдовы Харитины Горячевой в 1889 году в пользу заведения передали 10 тыс. руб. На проценты с этого капитала дважды в год, в день рождения и в день смерти жертвовательницы, вдовам выдавались денежные пособия.

В 1895 году Блиновы передали городской думе 10 тыс. руб. для выдачи с процентов денежных пособий беднейшим семействам. В 1906 году Вдовьему дому по духовному завещанию Ивана Рукавишникова (происходил из семьи владельцев крупного сталелитейного завода) поступил капитал 100 тыс. руб. Из них 75 тыс. руб. предназначались на содержание заведения и 25 тыс. руб. на строительство школы.

В 1907 году рядом с Вдовьим домом было построено трехэтажное кирпичное учебное здание (сейчас лицей № 28). Дети не только получали здесь начальное образование, но и обучались ремеслам – сапожному и портновскому. В 1909 году из наследства Рукавишникова Вдовьему дому было передано еще 32,9 тыс. руб. На проценты с этой суммы четыре раза в год жильцам выдавали пособия – на Пасху, в Рождество, в день рождения и день смерти благотворителя.

В виде разовых пожертвований от нижегородцев обитатели Вдовьего дома иногда получали одежду, книжки, игрушки, билеты на детские утренники. Согласно сохранившимся спискам пожертвований, два раза в год, к Рождеству и Пасхе, семьям передавали продукты: муку, калачи, булки, чай, сахар, говядину, арбузы, вишню, огурцы, крашеные яйца (на Пасху). С 1909 года из рукавишниковских денег небольшие суммы ежегодно шли на оплату молока для самых маленьких детей.

Нижегородский Вдовий дом как образцовое муниципальное учреждение, созданное на деньги благотворителей, был известен на всю Россию. Его часто осматривали высокопоставленные посетители. Так, в 1896 году Вдовий дом посетили царь Николай II с супругой, а в 1901 году – министр внутренних дел Дмитрий Сипягин и епископ Нижегородский и Арзамасский Назарий.

Вдовий дом прекратил существование в 1918 году. Новая власть отказалась финансировать заведение, все капиталы были конфискованы, а «несчастные вдовы с детьми разбрелись кто куда».
(rusfond.ru)

В доме заботились не только о судьбе подкидышей, но и о беспризорных детях, которых селили здесь, воспитывали, учили, одевали и обували тоже за счет Бугрова. Те, кто покидал Вдовий дом в совершеннолетнем возрасте, могли найти себе работу у Бугрова. Если же они решали устроиться самостоятельно, их обеспечивали на первое время всем необходимым, в том числе и деньгами.
Видимо, где-то здесь висел лоток для подкидышей
В доме была специальная приемная — небольшая комната с выходом во двор, посреди которой на веревке висела люлька-зыбка, спущенная из люка второго этажа. В этой люльке оставляли подкидышей, причем об их матерях не было известно ничего. Если ребенок был крещен, то при нем оставляли записку с указанием даты рождения, имени и времени крещения. Если же служители Вдовьего дома записки не обнаруживали, то они крестили ребенка и давали ему имя на свое усмотрение.
При доме имелись больничный блок с аптекой и домовая церковь.
Из среды воспитанников школы Вдовьего Дома вышли некоторые известные в Нижнем люди, в частности Петр Заломов, который впоследствии стал активным борцом именно с Бугровыми, которые предоставили ему кров над головой и возможность учиться.
(nnov.ec)

Внутренний двор Вдовьего дома

Бывшая домовая церковь с куполом без креста


Раньше здесь был скотный двор и каретная, теперь трактор)




В 1907-1908 годах за Вдовьим домом было построено здание для ремесленных классов с общежитием для мальчиков по проекту городского архитектора Н.М. Вешнякова на средства И.М. Рукавишникова и его сестры  и  душеприказчицы В.М. Бурмистровой, на углу Кулибинской улицы и Тимирязева (улица Кулибина, 4).
(opentextnn.ru)





А из-за угла выглядывает Клара Цеткин и общежитие Мариинских гимназисток